Любимой…

Ещё один сайт на WordPress

Эй! Спасибо, что решили посмотреть на тему! Осмотритесь вокруг
и подпишитесь на RSS, чтобы узнавать обо всех обновлениях. До встречи!

Рубрика : Обо мне

автограф!

Кому нужен мой автограф тому сюда просите!

АВАДХУТА-УПАНИШАДА

Ом! Пусть Он защищает нас обоих; пусть Он лелеет нас обоих;
Да будем мы энергично работать сообща,
Пусть наше изучение будет энергичным и эффективным;
Да не будем мы выступать друг против друга.
Ом! Пусть мир будет во мне!
Пусть мир будет в моём окружении!
Пусть мир будет в тех силах, которые действуют на меня!

1. И вот (атха ха) [мудрец] Санкрити пришёл к почтенному (бхагавану) авадхуте Даттатрее и спросил Его: “Почтенный (бхагаван), кто такой авадхута? Каковы его состояние и образ жизни (стхити)? Каковы его свойства (лакшма)? Каково его мирское существование (сансара-на)? Ему ответил почтенный (бхагаван) Даттатрея, чрезвычайно сострадательный (парама-каруника):
2. Авадхуту называют авадхутой, поскольку он бессмертный (акшара); наиболее желанный и превосходный (варенья); он отверг (дхута) мирские узы (сансара-бандхана); и он – то, что указывается в начале (“То [запредельное]”) (ади-лакшья) [высказывания] “То ты еси” (тат-твам-аси) и т.д.
3. Тот, кто непрестанно пребывает в своём высшем Я (Атме), после пересечения (вилангхйа) [барьера] каст и стадий [социальной жизни] и таким образом поднимаясь над варнами (кастами) и ашрамами (здесь – стадиями жизни) и пребывает в единении [с Богом] (йоги), тот считается (катхйа) авадхутой.
4. Радость и всё приятное (прия) – его голова (шира); наслаждение (мода) – его правое крыло (дакшина-пакшака); чрезвычайное наслаждение (пра-мода) – его левое крыло (уттара-пакша); и блаженство (ананда) – сама его природа (гошпада, букв. “след копыта коровы”); (так он принимает четырёхгранное состояние).
5. Бога-Брахмана (гопала, здесь букв. “Пастыря”) не следует уподоблять (садрища) ни голове (щирша), ни срединной части (мадхья), ни нижней (чапьядха), но [следует отождествлять] Брахмана с “хвостом” (пуччха) и исчезающим остатком (пратиштха), поскольку говорится, что Брахман – это “хвост” (пуччха) и необусловленный другим деятелем (а-карана) деятель (кара). Таким образом (критва) те, кто созерцают это четырёхгранное деление (чатуш-патха), достигают всевышней (парама) Цели пути (гати).
6. Ни ритуалами (на-кармана), ни потомством (на-праджая), ни богатством (дханена), но одной только (айка) отречённостью (тьяга) достигается бессмертие (амрита).
7. Его (авадхуты) мирское существование состоит в свободном странствовании , в одеянии (самбара) или (ва) без него (дигамбара). Для них (т.е. авадхут) (теша) нет ничего праведного или неправедного (дхарма-адхарма); ничего непорочного и святого (медхйя) или несвятого (амедхйа). Через вкушение всего, что он желает (санграхана-ишта), [обладая правильным знанием, авадхута] совершает величайшее жертвоприношение (букв. ашвамедха, жертвоприношение коня) внутри себя, будучи жрецом (джаята). Это наиболее величественное и пышное празднество и жертвоприношение (маха-макха) и великая йога (маха-йога).
8. Вся связанная с этим (критснамет) деятельность (карма) свободна от всех пороков и недостатков (аччхидра). Он не (на) принимает на (вигайеттан) себя (сва) никаких великих обетов (махаврата); и он (са) не (на) пребывает в невежестве (мудха-валлипйате).
9. Подобно тому, как (ятха) солнце (рави) поглощает (прабху, “более могущественно”) все воды (сарва-раса), и всё (сарва) предаваемое огню (хутащана) воистину (хи) поглощается (бхакща) [огнём] (в то время как сам огонь не затрагивается этими вещами), так же (татхаива) [чистый] йог (йоги) наслаждается всеми объектами чувств (вишая-прабху), не (на) будучи вовсе (щуддха) запятнан (лип) добродетелью и пороком (пунйя-папа).
10. Подобно тому, как океан, в который впадают водывсех рек, сохраняет собственную природу, несмотря на наполняющие его[со всех сторон] воды, подобно этому только тот достигаетумиротворённости (шанти), в кого все желания (кама) втекают подобным образом, а не тот, кто следует диктату страсти (кама-ками).
11. Нет ни обуздания-устранения (на-ниродха), ни устремления к движению вовне (на-чотпаттирна); нет ни связанности (баддха), ни устремлённости-завершаемости (на-садхака). Нет ни ищущего освобождения (мумукшу), ни – воистину (вай) – освобождённого (мукта); такова наивысшая Истина (парамартха).
12. В этом мире (айхика) и в следую
щем (амушми) Я совершал множество деяний ради достижения желаемого или обретения освобождения. Всё это теперь в прошлом (пура).
13. Это само по себе состояние удовлетворённости. Воистину, вспоминая эти же былые достижения (крита-критья), связанные с объектами, остаёшься таким образом всегда удовлетворённым. Несчастные (духкхин) глупцы (аджня), жаждущие сыновей и исполнения прочих желаний снова и снова, остаются вечно (нитьяща) ненасытными (трипьяти) и страдающими.
14. Поэтому к чему страдать Мне, наполненному запредельным блаженством (парам-ананда-пурна)? Пусть те, кто стремятся попасть в другие миры (пара-лока), исполняют снова и снова [преходящие и крайне незначительные] ритуалы (карма-ани).
15. Что должен Я, обладающий природой всех миров (сарва-лока-атмака), исполнять? Для чего и как? Пусть сведущие толкуют шастры (священные писания) или преподают веды.
16. У Меня нет подобной квалификации, и потому Я свободен от деятельности. У Меня нет желания спать (нидра) или просить подаяние (бхикша), купаться (снана) или мыться (щауча). Равно как Я и не делаю этого (на-кароми-ча).
17. Если зеваки представляют себе это так, то пустьтак и будет. Какое значение имеют для Меня представления других? Гроздьтёмно-красных ягод  не обожжёт, даже если другиесчитают, что эти ягоды пышут жаром. Подобным образом Я не принимаюучастия в мирских обязанностях, соотносимых [со Мной] другими.
18. Пусть не ведающие реальности изучают священныеписания; ведая [реальность], почему Я должен учиться? Пусть имеющиесомнения (випарьяста, “меняясь снова и снова”, “наложение одного на другое”) постоянно медитируют (нидидхйасе). Поскольку у Меня нет сомнений, Я не медитирую (дхйана).
19. Если бы Я пребывал в иллюзии, Я бы медитировал; не имея иллюзий, зачем [Мне] медитировать? Я [никогда] не (на) принимаю (випарьясам) тело (дэха) за высшее Я (атма).
20. Обычное представление “я – человек” (ахам манушья) возможно даже без этого смятения (омрачения) ума, ибо это происходит из-за впечатлений, накопленных в течение долгого времени.
21. Когда приведённые в движение (вйавахара) плоды действий (прарабдха-карма) истощатся (кшина), обычное представление (о “я” и этом мире) также сойдёт на нет (ниварта-те). Это (мирское представление) не прекратится даже в результате множества (сахасрата, “тысячекратных”) медитаций (дхйана), если такие действия (т.е. прарабдха-карма) ещё не истощились (карма-кшая).
22. Если вы стремитесь предельно ограничить (вирала) мирские взаимоотношения (вйавахрита), то медитация для вас. Но поскольку мирские взаимоотношения не служат Мне помехой (источником раздражения, бадха), зачем (кута) Мне медитировать (дхйаямйахан-кута – “при чём здесь медитация?”)?
23. Ничто не (насти) отвлекает (викшепа) Меня, и поэтому (ясманме) Я (мама) не (на) нуждаюсь в сосредоточении (самадхи, сбалансированное и невозмутимое состояние ума и разума-буддхи). Отвлечение внимания (викшепа) или сосредоточение (самадхи) относятся к уму (манас), подверженному видоизменениям (сйад-викарина).
24. Разве может быть здесь (атра) отдельное (притхак, одиночное, следующее одно за другим) переживание (анубхава) для Меня, обладающего природой (рупа-сья) вечного (нитья) переживания-постижения (анубхава)? Что должно быть сделано, то и делается (критам-критьям), что должно быть обретено (прапания), то и обретается (прапта-м-итьева) извечно (нитьяшах).
25. Пусть мои деяния (вйавахара), будь они мирские (лаукика), или же (ва) связанные со священными писаниями (щастрия), или же (ва) иного рода (ванйатхапи,отшельнические?), идут своим чередом, в то время как Я не являюсь нидействующей силой [этого деяния], ни тем, на кого [оно] воздействует.
26. И хотя (атхава) Я достиг того, что должно быть достигнуто, всё же Я буду придерживаться стези (марга), указываемой священными писаниями (шастрами) ради (камйая) блага мира (лока-ануграха). Разве это причинит Мне (ахам мама) какой-либо вред (кшати)?
27. Пусть тело будет занято поклонением богам (дэва-арчана), купанием (снана), омовением (шауча), сбором подаяния (бхикша) и т.д. Пусть речь (вак) снова и снова произносит тара-мантру (заклинание-оберег, тара-джапа) или повторяет отрывки из упанишад.
28. Пусть это будет непоколебимая (дхирья) медитация (дхйаяту) на Вишну, или же (ва) растворен
ие (вили) в блаженстве (ананда) Брахмана. Я – свидетель (сакшьяха). Я ничего не совершаю и не заставляю что-либо свершаться (на-курве-напи-карае).
29. Будучи удовлетворённым (трипта) выполненными деяниями (крита-критьятая) и достигнутыми свершениями (прапта-прапьятая), [я] постоянно (пунах) воспринимаю себя (манйа) следующим образом с моим (сва) удовлетворённым (трипья) умом (манас):
30. Благословенен Я (дханйо-ахам), благословенен Я. Непосредственно и всегда Я переживаю моё высшее Я (сва-атма). Благословенен Я, благословенен Я. Блаженство Брахмана ярко сияет (вибхати) во Мне.
31. Благословенен Я, благословенен Я. Я не замечаю (на-викша) страдания (духкха) существования (самсарика). Благословенен Я, благословенен Я. Моё невежество (свасья-аджняна) убежало (палайита) прочь (квапи).
32. Благословенен Я, благословенен Я; Мне не (на) ведомо (видьяте) ничего (кинчит), что Я должен был бы выполнить (картавйа). Благословенен Я, благословенен Я. Всё (сарва), что должно было быть обретено (праптавйа), ныне обретено (сам-панна, “пришло”).
33. Благословенен Я, благословенен Я. Разве можно сравнить Мою удовлетворённость (трипта) с чем-либо в этом мире! Благословенен Я, благословенен Я; благословенен, благословенен, снова и снова (пунах), снова и снова (пунар) благословенен.
34. О (ахо) [накопленные] добродетели (пунйам)! О [накопленные] добродетели! [Вы] принесли плоды (пхалита)! [Вы] принесли плоды! Воистину (дридха) [принесли]! Благодаря богатству добродетели (пунйасйа) мы такие, какие мы есть (ваямахо-ваям).
35. О [дивное] знание (джняна), о [дивное] знание! О [дивное] счастье (сукха), о [дивное] счастье! О [дивные] священные писания (шастра), о [дивные] священные писания! О [дивные] учителя (гуру), о [дивные] учителя!
36. Тот, кто постигает это, при этом также достигает всего, чтобы должно быть достигнуто. Он становится (бхавати) очищенным (пута) от греха употребления алкоголя (сура-пана). Он становится очищенным от греха кражи (стея) золота (сварна). Он становится очищенным от греха убийства (хатйа) брамина. Он становится очищенным и свободным от действий, предписанных или запрещённых (критйа-акритйа). Зная это (видитва), пусть он странствует (ачара-пара) согласно его свободной воле (свеччха). Ом, Истина (Ом сатьям). Такова упанишада.

Ом! Пусть Он защищает нас обоих; пусть Он лелеет нас обоих;
Да будем мы энергично работать сообща,
Пусть наше изучение будет энергичным и эффективным;
Да не будем мы выступать друг против друга.
Ом! Пусть мир будет во мне!
Пусть мир будет в моём окружении!
Пусть мир будет в тех силах, которые действуют на меня!

Так заканчивается (самапта) Авадхута-упанишада Кришнаяджурведы.

Мертвая любовь…

Ты помнишь я сказала, что не люблю тебя?
-Ну да конечно помню.
-Я соврала тогда..
-Зачем? Не понимаю.
- Хочу чтоб было так.
- Пойми, любовь прекрасна!
-А для тебя пустяк.
-С чего взяла ты это?
-Я слышу зов души.
-Всё это просто глупо!
-Ты в сердце загляни.
-Но я тебя люблю ведь.
-Да это просто бред.
-Ты странная такая.
-Ты знаешь мой ответ.
-Ну значит ты уходишь?
-Да, на небеса..
-Ты в своём уме? Ты с ума сошла?!
-Со мною всё в порядке я просто брошусь вниз, и больше нет загадки.
-Пожалуйста вернись!
Уже всё слишком поздно, ее он не сберег. Он слышал её фразу: Любовь со мной умрет. И он тихонько плакал, держа её ладонь. Любил её он тоже и в сердце был огонь. Достал холодный ножик и сердце им пронзил. Теперь она узнала, как он её любил…

Я разлюблю тебя тогда…

Я разлюблю тебя тогда,

Когда, взяв кисть, слепой художник

Глазниц сухие обода

Воспоминанием наполнит,

И нарисует звук листа,

Кружась летящего навстречу

Ко вкусу терпкого куста

Смородины недолговечной.


Я разлюблю тебя, когда

В воздушных замках разобьётся

Хрусталь полов и, как снега,

Печаль их на меня прольётся.

Тогда пройду , не раня ног,

По колким ножевым сугробам,

Что нанесло среди дорог.

В тот час меня забыть попробуй,


Слезой скатившись по щеке,

Упавшей на мои колени.

И капля крови на руке

Напомнит , что цветок осенний

Алел как ранняя звезда

В смородине чужого сада…

Я разлюблю тебя тогда,

Когда мне это будет надо.


Варвара Пантелеева

Она уходит навсегда…

Она уходит навсегда..
В её глазах печаль и слёзы.
И он ведь мог её догнать,
Но посчитал, что не серьезно.
 
Сказала шепотом: "Прощай"
И оттолкнула прочь сомненья..
И поглотила вдруг печаль
Её в те самые мгновенья.
 
"Зачем? Постой! Ты объясни!" -
Донесся звук издалека.
"За всё меня ты извини,
Я ухожу…и на всегда..
Не надо больше слов, прошу,
Их, если честно, ненавижу..
Ты мне сказал – и я скажу,
Но действий никаких не вижу..
Я говорю полнейший бред?
Быть может.. Но совсем не это
Хотела я сказать в ответ.
Враньё здесь больше не поможет.."
 
Не будет больше тех улыбок,
И ревности больше не будет..
И не увидит в том ошибок -
Что просто навсегда забудет..
 
Чтоб разводить, соединять
На то дана она – судьба.
Их может не сведет опять..
Она уходит навсегда…

Игрушка.

Однажды судьба подарила девочке игрушку. Это была не просто игрушка, она могла чувствовать, любить, обижаться, ненавидеть, смеяться, радоваться, грустить, плакать. Девочка была рада подарку, забыв о всех своих старых игрушках, новая стала для нее самой любимой. Прошло время, и сама игрушка стала очень привязываться к своей хозяйке. Когда-то сделанное из опилок сердце, забилось как живое. Игрушка не представляла ни кого больше на месте хозяйки, которая так бережно к ней относилась. Но пришел день, когда девочка забросила свою любимую игрушку под темный, пыльный диван. Игрушку все время не покидала надежда, что она снова вернется в теплые, нежные руки девочки. Однажды хозяйка вспомнила о своей любимой игрушке, и достала ее из под дивана. Отряхнула ее от пыли, приласкала, и игрушка снова стала чувствовать себя нужной и самой любимой. Но изо дня в день, игрушка стала проводить большую часть своей жизни под диваном, впитывая в себя всю грязь, пыль и сырость, от чего она стала превращаться из мягкой, пушистой, нежной игрушки в кусок тряпья, набитого опилками. Время от времени, игрушка снова из-под дивана возвращалась в руки девочки, но становилось все трудней отчистить пыль и грязь с нее. Когда-то наполненные счастьем глаза игрушки, стали грустными, пустыми. И в очередной раз, проводя ночь под диваном, игрушка поняла, что она всего лишь простая игрушка, о которой вспоминают когда человеку грустно и одиноко, но когда все хорошо, она никому не нужна, ведь всем наплевать,что чувствует кусок ткани,набитый опилками. Никогда не зная,что такое слезы, игрушка заплакала от горькой обиды. Вы скажете,игрушки ни плачут. И Вы ошибетесь, ведь когда их любят человеческой любовью,их сердце оживает, но стоит его раз обидеть,и оно превращается в камень!
Заглянув как-то за диван, девочка не обнаружила своей любимой игрушки…………………

Без названия

Азельме деште башэльбе тегди.Панимашь натяльника?

Пипец

Утро. В постели двое.Она просыпается,оглядываетья по сторонам,хватается за голову,морщится.С удивлением обнаруживает его,лежащего рядом.Начинает его тормошить:
-Эй.Проснись!Э-э-э-й!
-М-м-м.Отстань.
-Эй,ну проснись!
-Отъе*ись пожалуйста.
-Что?!Ну проснись же ты!
-Б*я!Ты кто?
-Я кто?Ну ты наглый!Это ты кто?
-Я Саша,очень приятно.Тьфу.Блин.Ты чего здесь делаешь?
-Я то сплю,а вот ты что здесь делаешь?
-Э-э-э.Вобще-то это моя квартира.
-Да?
-Да.Так что это ты чего здесь делаешь?
-Не знаю.А у нас это.Ну.Было?
-Что?
-НУ это.
-Что это?
-Идиот.Посмотри под одеяло,ты голый?
-Я да.
-А я?
-Я стесняюсь смотреть.Смотри сама.
-Мне страшно.
-Хы,тогда точно ничего не было.
-Дурак.Вот возьму и посмотрю.
-Смотри.Ну,что там?
-У меня трусы на коленях.
-Странно.Может ты реппер?Гы-Гы.
-Сам ты реппер-Признавайся!Воспользовался мной?
-Да надо больно!Чо это я тобой пользоваться буду,тем более ты трусы на коленях носишь.
-Да это ты их и снял туда.
-Нафиг мне тебе трусы на колени стаскивать?
-Чтобы воспользоваться.
-Трусами?
-Мной!
-Это вряд ли.Посмотри,ты в лифчике?
-А что?
-Ну если в лифчике,то не пользовался,я на грудь обычно бросаюсь.
-Хам!Сейчас посмотрю.
-Внимательнее смотри,даже если в лифчике.
-Странно.
-Что?
-У меня лифчик на животе.
-Ха-ха,осталось очки на шее найти и серьги подмышками.Ты странная какая-то.Зачем так одеваешься?
-Я?Может это ты извращенец такой!Может это ты девушкам вниз всю одежду стягиваешь и потом пользуешься,может тебя это возбуждает.
-Ага,конечно.И тр*хаю между коленей,а м*нет в солнечное сплетение.Ты наверное ночью просто сползла из одежды.Вверх.
-Сам ты сполз.Посмотри, на тебе презерватива не надето?
-Гы-гы,на коленках?
-Ой дурак,как я вобще с тобой оказалась тут.На члене.
-На члене?Нет.На стекле вижу висит.
-Да?Где?А,ужас,значит всё-таки было?!
-Не факт.
-Почему?
-Он висит с той стороны.
-А может ты его туда и повесил?
-Точно!Стащил тебе трусы до колен,возбудился от этого не подетски,надел презерватив,тр*хнул тебя,потом думаю,надо на улицу быстрей бежать,окно своё го*донами использованными закидать.Закидал.Вернулся к тебе,ты спишь,смотрю на тебя,и думаю- что-то не то.И!Эврика!Стянул тебе лифчик на живот,успокоился и сразу уснул.
-Псих.
-Сама такая.
Потом у них всё было хорошо-Они поженились через 2 года

Без названия

Ни один человек не может стать более ЧУЖИМ,

Чем тот, кого в прошлом ты любил(а)!!

Огонёк

Косяк переходит из рук в руки, аккуратный дым обвивает всё вокруг, тела и сознание

Медленная и аккуратная затяжка, уголёк накаляется страстью, освещая черты лица в темноте, словно летний закат, придает взгляду красноречивости. Небольшая папироса сходит с губ, дурман скользит по губам, дым касается сознания, и этот уголёк заставляет шептать ярким пламенем глаза.
Этот уголёк, недавно освещавший сливавшиеся с дневным миром силуэты, оживает на ладонях и дарит себя им.

В голове начинает шептать нежные слова сознание, рождает резвящуюся на ветру мелодию, легко проникает в слух, играя с воображением. Тела становятся прозрачней, через них виден яркий фонарь луны, такой теплый и пылающий жизнью, готовый протянуть свои лучи, скользящие по насыщенной дымом поверхности тумана. Темное небо, заполонившее землю со всех краёв, накрывает покрывалом нежности и заботы, прижимает к себе, окунает в пряную траву, и слышен Её голос, приятный на слух, легкой горечью колеблющий ум, дарующий телу свободу разлететься в объятиях темной пелены горящего огня. Звёзды, купающиеся в ночном небе, горящие на Его лице, соединяются воедино, рождая нежную улыбку, подобную лишь умилению матери, ласкающую своего ребёнка, что плывёт в Её руках по волнам пряных снов, и отражающиеся в воде искорки надвигающегося сна заставляют пылать всё сильнее стучащие и пульсирующие по всему телу сердца. Тела становятся прозрачней, легче, поднимаясь ввысь. На востоке пробуждается огромный огонёк, касающийся своим светом двоих, лучи заботливо обхватывают силуэты, скользят внутри и прижимают их ближе к собственному сознанию.

На простой вопрос «составите компанию?», прозвучало короткое, но нежное «да», и она протянула руки к теплу.